ААА. Архангельская Астрологическая Ассоциация. Астролог Сергей Попов. astrologya.ru astrologia.ru




СТИХИ КАПИТАНА ДЕВЯТКИНА. ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ

ПУТЕВОЙ ДНЕВНИК


*     *     *

To Pink Floyd


Горит Восток зарёю алой.

Уже погасли фонари.

В своей ковбойке полинялой

Стоит трубач у врат зари.

 

И гордый облик великана

И тёмной бронзы светлый лик

Напоминают непрестанно,

Что мир прекрасен и велик!

 

1979 г.


*     *     *

Опять пришел свинцовый вечер,

Луна плашмя легла на плечи.

И тянет, тянет из окна…

Вокруг меня под чёрным флагом,

Своим кровавым мерным шагом,

Опустошительна, страшна,

Идёт «Священная весна»…

 

Калигула гуляет по Луне,

Как равный мне…

1989 г.

 

*     *     *

Валере Марчуку


Я знаю, ты часто целуешь малютку ребёнка.

Взгляни в его глаза -

Ты увидишь в них цветаевскую нежность

И ахматовскую печаль…

И звёзды горят,

Как страницы ещё не прочитанных книг…

Усталые всадники ждут,

Чтобы наши бессмертные души

Вновь оказались чисты.

И в океане любви

Мы плывём лепестками лаванды и роз.

А берег Завета всё ближе…

2008 г.

*     *     *

Наталье Калининой
Ты часто снишься мне...

Жена моя (прости за эту дерзость),

Разлука гулкой пропастью разверзлась

И светлый мальчик с дудочкой в руках

Летит в неё горящим звёздным камнем

И думает о чём-то самом главном

В стихах…

Когда наступит время Откровения

Мир не спасётся веткою сирени,

Сгорят и лебеда и лопухи

И та струна, что плакала и пела…

Тогда сверкнут алмазами из пепла

Стихи…

Июль 1990 г., Ленинград


 

*     *     *

+ Вадиму Беднову
Волшебному Поэту


Когда приносит ветер с моря

Воспоминаний белый дым

О том, как волны с ветром спорят

Под небом облачно-седым,

Меня всё тянет на простор,

Где брызги радужным фонтаном

В своём движении спонтанном

Ведут с волнами разговор.

Где шторм, где тысяча чертей,

Где крики чаек тонут в ветре,

Где мы за всё на этом свете

Заплатим жизнью своей…

1982 г.


ПЕСНЯ ВЕЧНОГО РАССТАВАНИЯ

 

(песня)

I.

Ты выйдешь на рассвете,

Я закрою дверь на ключ.

Прольётся по паркету

Ленивый солнца луч.

Мы с тобой не станем ближе

Ты была в последний раз

И я больше не увижу

Этих серых-серых глаз…

II.

Снег укроет львов и крыши

И мы расстанемся с тобой.

Слышишь? Я из дома вышел,

Я бреду по мостовой.

И ты со мной шагаешь рядом,

В моей руке – твоя рука…

Но я останусь только взглядом.

И каплей яда

На века.

15 сентября 1990 г.


СТИХИ ДЛЯ СЕСТРЫ МАРИНЫ

I.

Средь местной братии она слыла эстетом.

Любила сыр и марочные вина.

Зимой худела, поправлялась летом,

Носила юбки шведского сатина.

Читала Сартра только по-французски,

Сдувая пыль с заветной книжной полки.

Улыбками снимала перегрузки,

Руками выпрямляла биополе.

Собою хороша была на диво,

Стройна и утончённо сексуальна,

Легка в контактах, вовсе не ревнива,

Свободна в чувствах и слегка нахальна.

Не жаловала шашлыки и пиво,

Предпочитая кофе и багет.

Ей не были нужны контрацептивы.

Она была стерильна с детских лет.

Служила по протекции Марина

В столичном театре прима-балериной.

На небесах устраивали бал.

И Бог её заметил и прибрал.

Лето 1987 г.


II.

У Марии-Магдалины

В среду были именины.

За столом в её гостиной

Заседал честной народ.

Не блудница, не богиня,

Но в душе её пустыня,

Как в горячей Палестине

В знойный тридцать третий год.

Виноград в хрустальных вазах,

Небо чёрное в алмазах,

В анфиладе залов фразы,

Блики, тени, чей-то смех.

Двадцать шесть зелёных вёсен,

Запах миртов, елей, сосен…

А потом подкралась осень.

У любви недолгий век.

У Марии-Магдалины

Тело слеплено из глины,

Из керамики старинной,

Чей божественный секрет

Был потерян в Палестине

В суматохе дел и лет…

14 апреля 1990 г.

 

 

*     *     *

И я уйду. Как все на этом свете.

Останутся на память обо мне

Чеканный римский профиль на монете

И старые газеты на стене…

И всё-таки, во всём до веку сущем,

Мой светлый лик пребудет, растворясь,

И вновь в тысячелетии грядущем

Проявится таинственная связь,

Молекула к молекуле магнитом

Притянется,

Серебряная нить

Опустится,

И голосом забытым

Другой свидетель будет говорить.

23 июня 2003 г.


 

ВАЛЬС 88 ГОДА

 

(песня)

A.     Тронь струны слегка

Пусть этот вальс тихо прольётся.

Вдруг на этот звук из темноты кто-то вернётся.

Здесь подрагивают свечи

И звенит в карманах медь.

Здесь прячется смерть…

B.     От этих огней вряд ли светлей

В сумрачном зале.

Мы видели сны, но по утрам их забывали.

А теперь за ширмой дыма

В наших меркнущих глазах

Вновь прячется страх…

C.      Спой, скоро отбой, но эта боль

Не утихает.

За долгой зимой, как за стеной, звук замирает.

Здесь любой чуть-чуть философ,

Даже пьяница-сосед.

Все прячут ответ…

D.     Ночь выгнала прочь

Тех, кто не спит в тёплой постели.

Мы словно в тисках, бьёмся в руках злобной метели.

Я бы стал одним из первых,

Но мешает тяжкий груз.

В нем прячется грусть… Вечная грусть…

1988 г.


*     *     *

Как водка выдыхается в стакане,

Так ты не можешь время побороть,

В меха и позолоченные ткани

Упаковав дряхлеющую плоть.

Косметика ещё ложится ровно,

Чтоб возбудить брожение в умах.

Твоё очарование огромно,

Но проступает плесень на губах…

Представь себе в гостиной у камина,

Как через три десятка быстрых лет

Плешивые меха из нафталина

Рукой костлявой выпотрошит смерть.

Погаснут изумруды и рубины,

Алмазы и церковный аметист,

Когда тебя в платочке из сатина

Положат в ящик и опустят вниз.

А время правит бал и сушит слёзы,

И горе-горькое сгорает на свече.

И вот уже крещенские морозы

Других морочат девушек вообще…

Как мышь летучая стремится к нежной розе,

Как в небеса вонзается камыш,

Так двадцать первый век склоняет к прозе

В формате некрологов и афиш.


23-28 января 1998 г.

*     *     *

Дочери Алине

Когда ты спишь в своей кроватке

Я потихоньку захожу

И на тебя гляжу украдкой,

Как будто вглубь времён гляжу.

А там, во мгле других столетий

Я вижу шёлковый шатёр,

Перед шатром играют дети

И слышен тихий разговор…

Мы все всегда за всё в ответе.

Я был во времена иные

И я расту к судьбе иной.

И даже ветры ледяные

Не смогут справиться со мной!

2001 г.

 

 

*     *     *

+ Моей матери

Вся жизнь твоя, как на ладони…

Вот вечер в нашем старом доме

И ты шагаешь под дождём,

И мы тебя с работы ждём…

Я, крошка в курточке-ветровке,

Бегу на угол к остановке,

А после, под руку с тобой,

Иду торжественно домой.

На нас из окон кособоких,

Как бы из пропастей глубоких,

Соседи смотрят снизу вверх…

Век смены вех, двадцатый век.

А нынче в вечности холодной

На лодке утлой и негодной

Твоя страдалица-душа

Плывёт куда-то не спеша…

Я знаю, души – это птицы

И им придётся возвратиться,

Стряхнув с себя и боль и страх,

Переменив тела и лица,

Им всем придется воплотиться

В хороших, светлых временах!

7 октября 2003 г.

 

 

СОН

Она прошептала ему «Привет!»

И опустила глаза,

Слегка смутившись собственной смелости.

А он, он тотчас расстался со всем,

Что прежде так крепко держало его,

И отправился с ней.

И они побежали.

И потом были вместе…

После долгого бега

На склоне снежной горы

Они упали вдвоём

И забыли о тех, кто остался внизу.

А снег,

Лежавший меж ними,

Мешал целовать её.

Но она притянула его к себе

Прозрачной и гибкой рукой…

Бессмертная женщина.

Волшебная зимняя песня.

И ослепительно белый

Склон загадочного холма…

10 августа 1988 г.

 

*     *     *

Ломается летящая стрела,

От вспышек звёзд Земля на миг ослепла.

Сжать сердце, как кулак,

Сгореть дотла,

И снова прорасти во тьму из пепла…

Так дерево обугленное стонет

И в колокол бездушного пространства

Стучит своим мерцающим стволом…


Август 1990 г.


 

*     *     *

В аметистовой стране

Время смотрят по Луне.

Сберегу свои года,

Потеку ручьём туда, -

Так поёт на дне кувшина

Родниковая вода…

28 апреля 1990 г.

 

*     *     *

Н.К.


Расплетусь я простыми нитями

И вплетусь в тебя золотыми…

Господи, сохрани тебя!

И позволь тебе быть любимой…

1990 г.



*     *     *

На кухне хлеб клюёт малышка птица.

Малышка кошка спит в твоей кровати.

И это всё когда-то прекратится,

Но мы с тобой ни в чём не виноваты…

21 ноября 2003 г.



*     *     *


СОСТОЯНИЕ ДУШИ

(песня)

I.

В придорожном кабаке

Гости виснут на крюке,

Да глядя в мутное окно

Пьют зелёное вино.

Лишь один среди зеркал

Не по-доброму молчал,

Да у него из сапога

Нож отточенный торчал…

ПРИПЕВ:

Эх, мать! Сына не жди.

На дорогу не гляди.

Сын погибнет от ножа.

Разве смерть не хороша?

Эх, смерть, ты хороша,

Если гибнешь от ножа!

Кто погибнет от ножа,

У того поёт душа…

II.

Дева в платье кружевном

Думает о суженом,

А он в канаве у дороги

Или во поле ржаном.

Дева, Бога не гневи,

Белы руки не в крови.

Бог пошлёт тебе другого.

Ты придёшь к своей любви.

ПРИПЕВ:

Эх, кровь, ты на ноже,

Да на загубленной душе.

Эх, нож, ты в сапоге,

Да покуда не в руке.

Эх, ночь, ты так нежна,

Что и песня не нужна.

Тот, кто будет убит,

Чёрным вороном летит…

Чёрным вороном летит…

Чёрным вороном летит…

17 марта 1991 г.

 

*     *     *

Citizens of Hope & Glory,
Time goes by – it’s “the time of your life”.
Easy now, sit you down.
Chewing through your Wimpey dreams,
They eat without a sound,
Digesting England by the pound.

The Genesis


На тополе, стоявшем перед домом,

Вороны обустроили гнездо.

И всё равно сиделицам-воронам,

Что за чудак стоит под ним в пальто.

А между тем я здесь когда-то тоже

Гнездо своё от времени берёг,

Смотрел в окно на кошек и прохожих,

Бегущих прочь по тысяче дорог.

И бабушка меня будила к жизни,

А мать была разумна и проста.

Но дом снесли. И рухнула Отчизна.

И в воды пала горькая звезда…

Звезда Полынь… Она моя до веку…

Июнь 1999 г.


МАНХЭТТЕН

Эти сумерки обречены.

Эти долгие ночи черны.

Чуть подкрашены контуры замка

Мутным светом ущербной Луны.

Я сдуваю пыль со стола,

Я снимаю со стен зеркала,

Я кладу их на старые книги,

Пусть глядят на меня из угла…

Этот город у ног, как раб.

Но хозяин сегодня слаб…



1 сентября 1991 г.

*     *     *

Когда за окном танцуют деревья,

Сплетаясь стволами, словно телами.

Когда истекает рассветное время

И сердце переполняет стихами.

Когда этот дом – уютная клетка

И вдалеке грохочут трамваи,

Когда, не начавшись, кончается лето

И ветер звенящие ветки ломает,

Когда замолкают магнитные ленты

И призраки распоряжаются балом,

Я слышу мелодию солнечной флейты,

И звуки вибрируют в пламени алом.

А город застыл, словно звукам внимает.

И где-то во сне улыбаются дети.

И, кажется, будто тебя понимают

Все люди на свете…

Начало апреля 1990 г.

 

*     *     *

День долог был. А ночь была черна.

Декабрь был холоден. Деревья были голы.

Я молод был. В стране был мор и голод.

Страна была с огнём обручена.

Косила смерть. Дробил кровавый молот.

Опричнина…

Где истина? Пред истиной – стена.

Стояли мы, потупя очи долу.

День долог был. А ночь была черна.

Декабрь был холоден. Деревья были голы.

Бил колокол. И на дворе у школы

Светила тусклым оловом Луна.

Ты голоден? Так утоли свой голод,

Ешь нашу плоть и наши имена!

Косила смерть. Дробил кровавый молот.

Страна была с огнём обручена.

День долог был. А ночь была черна.

Декабрь был холоден. Деревья были голы…

Аз есмь!

Декабрь 1989 г.

 

 

*     *     *

памяти моей бабушки
+ Агнии Ильиничны Сидоровской

 

Ты сейчас под куполом из снега

И метровой толщею песка.

Клочьями разорванного неба

Над тобой проносится тоска.

Падают пластмассовые розы

Пятнами кровавыми на снег.

В лютые февральские морозы

Воет зверь и стонет человек…

В лодках неподкупные Хароны

Лишь подводят стрелки на часах.

И сидят столетние вороны

На пиратских чёрных парусах…

Синие глаза зимы огромны…

3 февраля 1999 г.

 

 

*     *     *


памяти + Хулио Кортасара


 

Зелёный солнечный луч

На закате истлевшего дня.

И нежная кода далёкого танго

Слегка обнимает меня.

Страна Серебра отдыхает

И как женщина робко глядит,

И несколько бабочек

Крохотной стаей

На свет моей лампы летит…

Я вышел домой из гостей,

Их атриум тонет в багровом огне.

Как змеи,

Побеги чудесных растений

Ползут прикоснуться ко мне…

Зелёный солнечный луч

Я ловил неумелой рукой.

И не было в мире печальней картины,

Чем танец теней над рекой…

И не было в мире печальней картины.

Но не было слёз на челе Аргентины.

18 ноября 2002 г.


*     *     *

памяти + Валерия Александровича Кудрявцева

Душа, покинув трепетное тело,

Легко, как птица, к Богу отлетела.

А Солнце равнодушное глядело

На скорбную растерянность с небес.

И молча плакал изумрудный лес…

Простите нас, ушедшие до срока,

За то, что наше время так жестоко.

Вы – розовые всадники Востока,

Вы – добрые хранители Земли.

Вы, словно горы, выситесь вдали.

Как невозвратно всё, как всё беспечно!

Как образы мелькают быстротечно –

И девочка, как тоненькая свечка,

И купол неба в тёмных облаках,

И женщина с ребёнком на руках…

А завтра снова долгая дорога,

Уставший всадник сядет у порога.

Глаза его и пристально и строго

Посмотрят вдаль сквозь чистое стекло.

А на душе спокойно и светло…

6 июня 2000 г.


*     *     *

Ты – форточка в окне бесцветных дней,

И я тебя открою и закрою.

Ты – женщина,

Твои пределы в ней.

Сожительство мы наречём судьбою.

Насельники кармической тюрьмы,

Старуха-смерть нам стелит в изголовье…

Мы наречём соитие любовью

И это всё, что можем сделать мы.

20 апреля 1990 г.

 

 

*     *     *

 

Диме Шмину

 


Мы не построим БАМа и Транссиба,

Не разберём, где золото, где жесть.

Мой старый друг, прими моё спасибо,

За то, что ты на этом свете есть!

Все эти годы я мечтал о встрече,

Тебя в апреле тайно поздравлял.

И много раз в тоскливый зимний вечер

В душе тебе посланье составлял.

Я и дружить, наверно, не умею,

На глупости и подлости горазд,

Но от любви и слепну и немею

В который раз, уже в который раз…

Зачем гадать, где злоба, где нелепость?

Мы жизнями заплатим за покой.

Но Петербурга мраморная крепость

Как будто храм стоит для нас с тобой.

18 ноября 2002 г.

 

*     *     *

Как тяжело играть чужие роли

В который раз родившимся собой.

Приходится вязать узлами воли

Те нити, что не связаны судьбой,

Так минул век,

Ещё чего же боле?

Беззвёздными, бездонными ночами

Путями правит ветер ледяной.

Нас греет мысль о крыльях за плечами

Меж правою и левою стеной.

Меж жертвами и палачами.

Меж маминой и папиной виной…

Февральская затянутая драма

Закончится комедией весны.

И все идут торжественно и прямо

В тартарары

И строго вдоль стены…

Но мы упрямы, Господи, упрямы!

И мы шагаем маршем по цветам.

И мы прибьём свои кардиограммы

К распахнутым небесным воротам!

28 марта 1999 г.


В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДОЧЕРИ

Девятого апреля,

Сменив свой гнев на милость,

Как маленькая фея, Аделия явилась.

Так происходит чудо.

На том стоит Земля.

Кто ведает, откуда

Струится кровь моя?

От древнего Египта

Остались пирамиды,

Как будто манускрипты

Небесной Атлантиды.

Пусть я пройду бесследно

И сгину за чертой,

Но кровь моя нетленна,

Она - свидетель мой…

Аделия – малютка.

Пройдут и боль, и страх.

Небесной незабудкой

Цвети в земных полях!

9 апреля 1997 г.




ПЯТЬ ПОТЕШЕК ДЛЯ МОИХ МАЛЕНЬКИХ ДЕВОЧЕК

1. Вышел кролик на лужайку,

На лужайке встретил зайку.

Смотрит – зайка, да не тот!

Пригляделся – это кот.

2. На берёзу лезла мышка

Очень быстро, как мартышка.

Оступилась второпях

И упала мышка.

Бах!

3. В огороде стало пусто,

Охнул дедушка Федот…

Козлик скушал всю капусту,

А картошку слопал крот…

4. Бегемот в воде живет,

День и ночь траву жуёт.

Он не может жить иначе,

У него – большой живот…

5. Обезьяна ест бананы.

У неё полны карманы

И бананов и конфет.

Вот и весь её секрет…

6 ноября 1997 г.



ПРОЩАНИЕ С ЛЕНИНГРАДОМ

Купив зачем-то апельсины,

Смотрю с отчаянной тоской

На чуть манерный Двор Гостиный

И башню Думы городской.

Как будто до краёв наполнен

Бокал отравленным вином.

Мне улетать сегодня в полдень,

Сегодня днём, сегодня днём…

Я весь – надежда, весь – внимание

В поспешном этом рандеву.

Жемчужный город, до свидания,

Я бросил денежку в Неву.

Зима была попыткой счастья

У Володарского моста.

Настало время возвращаться

В не столь чудесные места…

Вот так, томясь в Дому Фонтанном,

В пустом, и гулком оттого,

С тобой одним шепталась Анна,

Тебя боялась одного…

Здесь Революция, как Каин,

Костлявою рукой пайка

Душила Блока, он был барин,

И не ходил стучать в ЧК…

Ах, эта детская затея,

Зажав в руке последний грош,

Брести по городу, надеясь,

Что неожиданно умрёшь!

Март 1989 г.



*     *     *

Быть может, ты – священная корова,

А может только трепетная лань,

Воистину, не будь ко мне сурова,

Переступи невидимую грань.

Есть Бог в тебе,

И Он на сильных крыльях

Помчит твои по небу корабли!

А тело это скоро станет пылью.

И ветер сдует эту пыль с земли!

Камикадзе – Божественный ветер…

В партитуре дождя,

И в осенней горящей палитре,

И в бумажных журавликах

Расплавленных

детских

сердец…

29 апреля 2000 г.



*     *     *

В комнату к несчастному поэту,

Проходя сквозь мутное стекло,

По ночам приходит лунный ветер

Остужать горячее чело.

Светятся замёрзшие деревья

Ночью на излёте февраля.

От себя не спрятаться в деревне.

Из себя сплетается петля.

1988 г.


*     *     *

Чёрный цвет – трагический цвет,

Он говорит о смысле движений.

Будет таким похмелье побед,

Что мёдом покажется боль поражений.

Мир многоцветен, это бесспорно,

Но кто-то ведь должен быть чёрным?

Полностью чёрным…

У дамы червей за подкладкой корсажа сажа,

У пиковой дамы кровь.

Миром правит любовь…

1989 г.

 

*     *     *

Последняя четверть Луны

Уносит души и ранит сердца.

Последняя четверть Луны в начале конца.

В начале конца той Великой эпохи,

Что светлыми кострами догорает вокруг,

Лишая меня всё большего количества рук,

Державших меня…

Последняя четверть Луны,

Как конечная фаза погружения на дно,

Которое притягивает плоть,

Как мощный магнит.

И если я когда-нибудь взлечу над Землёй,

Расправив крылья,

Как лоскутные сны,

Я нежно и загадочно взгляну

На золотые огни,

Оставленные Богом для нас…

21 апреля 2001 г.

*     *     *

У меня болеет кошка

В этот миг, сейчас.

Смерть-старуха с голодухи положила глаз…

Сколько песенок ты спела?

Не даёшь ответ,

И в глазах твоих зеркальных

гаснет свет…

Ты уходишь тихо-тихо

В земляничные поляны,

Ты уходишь без прощанья,

Одиноко, сиротливо…

Я тебе святой водичкой

Мажу слабую головку…

Вот каким бывает горе,

Маленьким родным комочком,

Словно небо, необъятным!

Словно океан, бездонным!

Вот таким бывает горе…

У меня уходит кошка

В этот миг, сейчас.

Смерть-старуха с голодухи положила глаз…

Ей пора идти на Небо

Радужным мостом

С гордо поднятым

пушистым

меховым хвостом…

29 апреля 2008 г.

(+ Кошка Лапка умерла 30 апреля 2008 года).

 

ЗЛЫЕ ВИРШИ НА ДОБРУЮ ПАМЯТЬ

*     *     *

Ватер-клозет себе воздвиг нерукотворный,

В нём не погаснет сальная свеча.

Вознёсся выше он главою непокорной,

Чем водокачка или каланча.

Любезен буду я такому же уроду,

Каким был сам, в теченье многих лет.

И в мой свободный век я выблюю свободу

В воздвигнутый собой ватер-клозет!

28 января 2001 г.


*     *     *

Однообразно и нудно, как дождик,

В доме живёт одинокий художник.

Напоминают, что выход один

Зелёные, трупные пятна картин.

Странные тени

И пыль на холстах.

Страх…

Если б он не был так одинок,

Как нидерландец Ван Гог,

Он бы мочился на свой потолок,

А не в живой уголок…

Он не развяжет свой узел,

Узел запутанных ног.

Смерть подползает на пузе,

Словно кремлевский сурок…

1988, 2008 гг.

*     *     *

В России народ неформатный,

Живёт в бескультурье и тьме.

Зайдёшь помочиться в парадной –

Измажешься в чьём-то дерьме!

Июнь 2001 г.

 

 

МОИМ ДРУЗЬЯМ



Мой старый друг женоподобен

И в место заднее удобен.

Мой новый друг мужиковат,

В причинном месте жестковат.

Друзей себе не выбирают,

При них живут и умирают,

Чтоб по концовке жития

С палёной водкою друзья

Мешали дурь в пылу нетрезвом,

Как жабы, брызгали слюной,

И лили свой словесный гной

На поминании скабрезном…

Живут поэты, как скоты,

И лопаются, как нарывы.

Мой друг, Отчизне посвяти

Свои кишечные позывы!

11 апреля 1999 г., Светлое Христово Воскресение




НА КЛАДБИЩЕ

Зима бывает каждый год и будет вечно,

Никто столетние снега не разгребёт,

Вот почему относится беспечно

К всеобщему грядущему народ.

Всё в этой пьесе лишено движенья

И всадники застыли на скаку…

Вам верится в иное продолжение,

А мне лежится, пьяному в дугу…

На палубе парад плешивых зомби,

Обдолбан штурман, боцман выпал в трюм,

И как марионетка в этой Зоне,

Их капитан то весел, то угрюм. 

Они танцуют словно привиденья

Под музыку семи хрустальных сфер.

Им, сущим во гробах уже с рожденья,

Дарует подзаводку Люцифер.

Плешивый поп для них трясёт кадилом,

Особенным безумием могуч.

Но жизнь готовит этим крокодилам

И кол осиновый,

И жаркий солнца луч.

3 февраля 2003 г.


*     *     *

Есть женщины – суперуродки

С тяжёлою статью во всём.

Как будто нарезались водки

Родители их перед сном.

Для этих уродливых тёток

Мужей подбирают таких,

Как будто бы вместо подмёток

Создатель задумывал их.

Сын старого дядьки-сатира

Рождён под плюгавой звездой.

И пусть он закроет полмира

Зелёной своей бородой!

1999 г.

 

 

*     *     *

Если человек – венец творения,

Нужно ироничным быть Творцом,

Чтобы увенчать произведение

Столь трагикомическим венцом…

Сентябрь 1989 г.

 

*     *     *

И сам я строгим был не в меру,

Когда порою с бодуна

Хромого дервиша Валеру

Стращал рогаткой из окна.

А он, как раненая птица,

Тряся плешивой головой,

Спешил за деревом укрыться,

Или под тряпкой половой.

Он был смиренник, терпеливец,

Но иногда менял свой стиль,

И как античный олимпиец,

Метал в меня стальной костыль…

27 августа 2001 г.


*     *     *

Карлик Путин

После баньки

Жахнул стопку

Водки царской.

Скорчил рожу, сделал кукиш,

И задвинул нам Медведя,

На всемирную потеху…

Но не ведал карлик Путин,

Что за карлика Медведя

Братья инопланетяне

Заберут его к себе!

Будет там и Ельцин с пальцем!

И Собчак с его виагрой!

И безумный Ростропович

С балалайкой на плече!

Весна 2008 г.


*     *     *

Июньский зной, сенокошенье,

Удался сейгод травостой!

На тучной ниве копошенье

И дух ядрёный и густой.

В тени, за рухнувшей подклетью

Присел учётчик на крыльцо.

Утёр узлом с домашней снедью

Кривое, доброе лицо.

А агроном, тряся елдою,

Устало мочится в укос.

И плешь его блестит звездою.

И тихо чавкает навоз…

Вот у жнивья присела птица,

Клюя полынь и суходол,

Вот, разгулявшись, молодица,

Покруче подоткнув подол,

Вдаль зашагала по суглинку…

Я ей вдогонку прохриплю:

Люби кормилицу-глубинку!

Люби Россию, мать твою!

18 июня 2001 г.

 

*     *     *

Идя по улице с похмелья,

Я встретил Костю на углу.

Тень безобразного веселья

Бродила по его челу.

Но вдруг, в меня уткнувшись взглядом,

Он сделал резкий поворот,

Как будто кто-то чашу с ядом

Залил ему в отверстый рот.

Затем, подвыпрыгнув из тела,

Он злобно ухнул, как сова.

И долго в камышах блестела

Его босая голова…

19 января 2001 г.




МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЬ 

Хреновый день над Родиной встаёт,

До сроку превращённой в балаганчик,

Клинический слюнявый идиот

Сучит в руках ядрёный чемоданчик.

Без совести, без чести, без ума,

Всю жизнь свою сидел в бумажном схроне,

Но всплыл на самый верх куском дерьма,

Как мерзкий суслик, ёрзая на троне.

Ему бы пить касторку или йод,

В ночной горшок ходить под образами,

А он по телу Родины ползет,

Водя вокруг безумными глазами…

7 мая 2008 г.

 

 

 

КОСМИЧЕСКОЕ

Приснилось мне, как выкатил Гагарин

С орбиты знаменитое «Га–га»,

Но старый дьявол вновь меня напарил,

Наставил мне ветвистые рога!

И я проснулся, весь облившись потом,

И снял заплесневелый гермошлем.

Стать более глубоким идиотом

Не мог бы сам фантаст Станислав Лем!

Нет, едких, злобных звёзд коловращение,

Где метеор с кометою кишат,

Мне не нужны. Я полон возмущенья,

И искры в волосах моих трещат!

Мой аппарат на лопнувших канатах

Над бездною висит немало лет.

А профсоюз монгольских космонавтов

Из всех щелей мне тянет свой билет!

28 января 2001 г.


© 2008. ДЕВЯТКИН СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

© 2008. Публикация сайта WWW.ASTROLOGYA.RU